English      Українська

Награда за создание первой ЭВМ – исключить из партии.
Шкабара Екатерина Алексеевна (1913-2002)


Имени Екатерины Шкабары вы не найдете в энциклопедиях - ни в БСЭ, ни в украинской.

Это удивительно, ведь она была одним из двух ближайших помощников Сергея Алексеевича Лебедева - творца первого в континентальной Европе компьютера, рожденного в Феофании в 1951 году. А вместе с другим великим человеком — хирургом Николаем Амосовым создала кибера-диагноста.

Автобиографию, написанную в июне 1991 года, Екатерина Алексеевна закончила так: "Я прожила счастливую жизнь. У меня была мать умная и чуткая, отдавшая мне всю свою жизнь, муж - близкий и любящий человек, с которым мы прожили 50 лет. У меня были хорошие и верные друзья. Я работала на интересной, увлекающей меня работе, я встречала и училась у очень хороших талантливых людей".

А после этих слов неописанные строки из Генрика Ибсена: "Жизнь - это снова и снова с троллями смертный бой..."

Да, судьба здорово испытывала Екатерину Алексеевну на прочность.

Ее мама и папа познакомились в 1910 году в Киевском манеже, куда заперли всех студентов, участвовавших в сходках и волнениях в связи со смертью Льва Толстого. Через год молодые люди венчались во Владимирском соборе. "Но мне не удалось родиться в Киеве, - вспоминала Екатерина Алексеевна, - так как мама поехала к своим родителям в город Хотин".

Катя же еще в шестом классе написала в анкете "Хочу стать инженером-электротехником". И поступила в Харьковский электротехнический институт. Через год вышла замуж за своего однокурсника. "Было молодое счастье, я ждала ребенка, и тут грянул гром" - в одну ночь арестовали и отца, и отчима. Через неделю пропала мама - пошла за хлебными карточками и не вернулась. А еще через две недели и Катю, и ее брата выгнали из ХЭТИ - как детей врага народа. "Мы голодали, - пишет Екатерина Алексеевна в автобиографии, - ибо поступить с таким клеймом на работу было невозможно". Первенец ее родился инвалидом - с тяжелым поражением нервной системы...

Спас положение младший брат - добрался в Москву к Марии Ильиничне Ульяновой (кто не знает-это сестра Ленина). Благодаря ее ходатайству, Шкабару восстановили в институте, нашлась и мама - ее выпустили из тюрьмы. Отец вышел из заключения несколько лет спустя. А за что сидел?

После института Катю направили на Урал. Там застала ее война. В Нижнем Тагиле на снарядном заводе заведовала физико-технической лабораторией, которая проверяла прочность оболочки снарядов новыми магнитными методами. Но для этого надо было еще создать прибор... Так Екатерина Алексеевна занялась научной работой, поступила В аспирантуру свердловского Института металлофизики АН СССР.

Меж тем здоровье маленького Анри (она назвала сына в честь писателя Анри Стендаля, которым восхищалась в юности) ухудшалось. И в конце войны Екатерина Алексеевна переводится в аспирантуру нашего Института электротехники АН УССР, и с мамой (муж на фронте) они возвращаются в Киев. А в 1946 году директором этого института становится "несравненный Лебедев" и берет Шкабару в свои аспирантки.

Екатерина Алексеевна потом много раз сама удивлялась - как ей удалось закончить диссертацию, "живя с семьей в восьмиметровой комнатке полуразрушенного очень старого деревянного дома". А после защиты з 1948 году Сергей Лебедев предложил работу в своей лаборатории над тем самым первым советским компьютером, который скромно назывался малой электронной счетной машиной -МЭСМ.

Екатерина Шкабара руководила разработкой и наладкой устройства управления МЭСМ и системы управления запоминающим устройством на магнитном барабане. И была новатором в лебедевской лаборатории. Впоследствии она вместе со Львом Наумовичем Дашевским, еще одним близким помощником Лебедева, написала книгу "Как это начиналось".

К осени 1951 года машина "начала нормально дышать", - читаем в этой книге, - и тут же обнаружила и локализовала ошибку проводивших контрольный расчет двух высококвалифицированных математиков! Но поначалу - то думали, что "врет" машина. И Лебедев сам взялся проверять расчеты. Считал (в обычной тетради в клеточку) целый день, а на другой он появился улыбающийся: "Не мучайте машину - она права. Не правы люди!"

После МЭСМ Екатерина Шкабара участвовала в создании ЭВМ "Киев". Был 1953 год. "И в этот период я получила очень горький и оскорбительный удар, - пишет она в автобиографии, - меня исключали из партии, заменив в последний момент исключение на строгий выговор. Снова, через 30 лет, я стала дочерью "врага народа"... Вспомнили, что меня исключали из ХЭТИ. Моя работа в течение 15 лет на военном заводе и в засекреченной лаборатории... - все было зачеркнуто - я была только "дочерью врага народа" (а сам "враг" уже давно работал научным сотрудником Казаровичской опытной станции). Самое обидное было то, что никто из моих товарищей, сослуживцев не сказал: "Но ведь она не только "дочь врага", она сама честно работала все эти годы". Плачу я очень редко, но тогда, идя вечером домой с собрания, я плакала - было очень горько".

И как раз в это время - какое повторение обстоятельств! - Екатерина Алексеевна ждала второго ребенка. И страшилась, что из-за нервного срыва и он родится больным. Но девочка оказалась здоровенькой.

Лаборатория Лебедева со временем стала Вычислительным центром, а затем его преобразовали в Институт кибернетики. Кстати, Шкабара была одним из инициаторов создания в АН УССР подразделения по кибернетике. Но с Виктором Михайловичем Глушковым, который возглавил институт, не сработалась. Хотя высоко ценила его талант. "Мы не разошлись с ним в ответах на детский вопрос "Что такое хорошо, а что такое плохо?", и я была вынуждена покинуть коллектив, в котором проработала более 10 лет".

От отчаяния и потери любимого дела ее спас хирург Амосов. Они давно были знакомы, поскольку Амосов тоже не ровно дышал к кибернетике, пытаясь приспособить ее к медицине. И вот теперь Николай Михайлович и Екатерина Алексеевна взяли и создали модель кибернетической машины для постановки диагноза заболеваний сердца. Она демонстрировалась в Москве на ВДНХ.


"1955 год. Помню, как на нашей сцене появился новый персонаж - с очень большими последствиями! - Екатерина Алексеевна Шкабара. С нее началась моя кибернетика: просветила, дала книжку Эшби, потом Винера, познакомила с академиком В.М.Глушковым. Очень умная женщина. Но... лидер. И даже слишком. Через это потом и разошлись: пыталась командовать.

Но именно она создала для меня Отдел биокибернетики в составе Института Кибернетики".

Из книги Н.Амосова "Голоса времен"

Но, к сожалению, время кибернетической славы Киева потихоньку заглохло, пока совсем не заглохло, и до настоящего робота-диагноста столица не дотянулась...

Ну а Екатерина Шкабара все же добилась создания отдела физиологической кибернетики в Институте физиологии АН УССР, которым и руководила с 1960 года. Ею были созданы программы для постановки диагнозов, для ввода в компьютер физиологических данных, для машинного анализа кардиограмм, энцефалограмм, импульсной активности нейронов...

Из наград она получила лишь премию имени Лебедева - к 40-летию создания МЭСМ.

Киевские ведомости, 12 июля 2007 года,
Валентина Симкович